Афиша спектакля «Креольский суд» в старинном театре «Олимпо» в Буэнос-Айресе вызвала ажиотаж среди вальяжной театральной аристократии. Изображение обнимающейся пары, где наряд женщины выдавал ее принадлежность к заведению отнюдь не высшего света, дало повод для разговоров в салонах еще за неделю до премьеры.

И вот 29 сентября 1897 года театр «Олимп» взорвался от аплодисментов. В нескольких сценах вполне обычного, скучноватого спектакля, мужчина и женщина, обнявшись, танцевали чувственный танец. В глубоком для пуритански настроенного высшего света Буэнос-Айреса разрезе на юбке танцовщицы, почтенная публика могла увидеть то и дело мелькающую прелестную ножку в сетчатом чулке на высоком блестящем каблуке.

Спектакль забылся очень быстро, но танец уже через несколько дней танцевали не только в салонах, но даже на улицах. Так 29 сентября 1897 года родилось танго, аргентинское танго…

Прошло чуть больше ста лет, и 30 сентября 2009 года эксперты ЮНЕСКО включили танго в список Всемирного культурного наследия. За что? Танго — не просто танец, это — импровизация, а значит — творчество. Каждый танцующий мужчина творит свой, неповторимый рисунок движений, а женщина, которую он обнимает, интуитивно исполняет этот шедевр своими ножками. Творение мимолетно, чувственно, элегантно. Три минуты, пока длится танец, эти двое так близки, как не бывают близки даже кровные родственники, они понимают друг друга без слов, порой не зная имен друг друга. В этом магия, очарование и чудо аргентинского танго.

Аргентинское танго в основе имеет африканские корни. Само слово «танго» на одном из наречий Центральной Африки означает шаги под звук барабана. С ударением на «о» словом «танго» назывались ритуальные негритянские танцы в Аргентине и Уругвае. Ученые музыковеды слышат в ритмах танго гремучую смесь испанского фламенко, кубинской хабанеры, африканской кандомбе, креольской милонги, польской мазурки и немецкого вальса. Откуда такой интернационализм? К началу ХХ века Буэнос-Айрес стал одним из самых известных портов мира. Тысячи эмигрантов со всего мира кинулись сюда в поисках работы и лучшей жизни на плодородных берегах Рио-де-ла-Платы. И каждый нес свой музыкальный клочок тоски по родине.

2.jpg

К началу ХХ века танго захлестнуло портовые районы Буэнос-Айреса. Женщин было значительно меньше — на заработки в Южную Америку отправлялись в основном мужчины. Мужские пары, танцующие танго в портовых кабаках, в те годы были явлением вполне обыденным. Поэтому танго и сегодня считается мужским танцем: мужчина придумывает рисунок танца и ведет партнершу по танцполу. Женщина всего лишь следует точному ведению партнера. Есть версия, что танго получило широкое распространение в борделях Буэнос-Айреса. Стоящие в длинных очередях за любовью, мужчины от нечего делать дурачились, танцуя друг с другом танго.

С 1917 года танго обрело и свой голос. Певец Карлос Гардель — икона аргентинского танго — первым спел танго под небольшой оркестр, центром которого стал бандонеон — мини-аккордеон, звучащий грустно и протяжно. Изначально танго исполнялось на своеобразном сленговом языке «лумфардо», широко распространенном в блатной среде, на котором говорили в портовых районах Буэнос-Айреса. Эти песни были о неразделенной любви, одиночестве и тоске по Родине, их напевали из уст в уста, и авторством никто не интересовался. Однако постепенно возникли композиторы, пишущие музыку аргентинского танго, в основном итальянского происхождения. В 1910-м году один из них, Энрико Саборидо, привёз музыку и хореографию аргентинского танго в Париж. И Париж был покорен этим танцем навсегда. Сетчатые чулки, высокий каблук, откровенное декольте у женщин, напомаженные волосы и фетровая шляпа у мужчин — стали стереотипом танго, живущим и поныне. В 1921-м году после исполнения танго Рудольфом Валентино с Беатрис Домингес в фильме «Четыре всадника Апокалипсиса» танго-эпидемия перекинулась в Нью-Йорк и не утихала вплоть до Второй Мировой войны.

В Аргентине же танго медленно умирало. Установившаяся в 1930 году военная диктатура видела в танго угрозу — уж больно свободолюбивым был этот танец. Танго было запрещено и ушло в подполье. Лучшие танго-композиторы эмигрировали и создавали оркестры в Европе и США. И тем не менее, танго у себя на родине оставалось живым, его танцевали тайно на окраинах города, в маленьких салонах и дома. 40-е — 50-е годы считаются «золотым веком» аргентинского танго, подарившие миру шедевры, под которые танцуют и сегодня.

Но постепенно танго стало выходить из моды. Вытесненное рок-н-ролом, оно уже не интересовало молодежь. В 80-е годы произошла новая вспышка: великий танго-композитор Освальдо Пуглиезе со своим оркестром совершил мировое турне, после которого вспыхнул новый интерес к танго. Его затанцевала Европа, отыскивая и выписывая из Буэнос-Айреса сильно состарившихся танцоров, стоящих у истоков танго.

В 1996-м году танго добралось до России. Робкие шаги аргентинского танго становились увереннее, и вот уже сегодня аргентинское танго — чуть ли не самый модный танец не только столиц, но и глубинных провинций.

Психологи считают, что нам, россиянам, танго особенно близко. Нам, как и аргентинцам сто лет назад, не хватает близости, теплоты, взаимопонимания в толчее мегаполисов. И мы обнимаемся и танцуем под самую красивую в мире музыку танго.

Автор — Юрий Луговской

Изображения — из открытых источников интернета

Источник